Президент Российской Федерации

Правительство Российской Федерации

Открытое Правительство РФ

ЗАО НИИПЭП 

Экономика

РЕЙТИНГ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОЛОЖЕНИЯ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ    

 

Рейтинг построен на основе агрегирования ключевых показателей регионального развития. Данный рейтинг позволяет дать ответ на вопрос о позициях того или иного региона на экономической палитре России. Методика рейтинга основывается на агрегировании различных показателей, характеризующих важнейшие факторы, определяющие экономическое положение регионов. Источниками информации для составления рейтинга являлись данные Росстата и Минфина РФ.

1. Москва

21. Кемеровская область

41. Ярославская область          

  61. Орловская область 

2. Санкт-Петербург

22. Республика Саха  (Якутия)

42. Саратовская область  

62. Республика Хакасия

3. Ханты-Мансийский АО

23. Республика Коми

43. Курская область

63. Астраханская область 

4. Тюменская область 

24. Новосибирская область

44. Ульяновская область

64. Республика Дагестан 

5. Ямало-Ненецкий АО

25. Липецкая область

45. Кировская область 

65. Курганская область 

6. Московская область

26. Омская область

46. Удмуртская Республика 

66. Республика Мордовия 

7. Красноярский край 

27. Хабаровский край

47. Калининградская область  

67. Магаданская область 

8. Свердловская область

28. Калужская область

48. Тверская область 

68. Ивановская область 

9. Республика Башкортостан

29. Волгоградская область

49. Смоленская область 

69. Псковская область 

10. Республика Татарстан

30. Томская область

50. Амурская область 

70. Республика Марий Эл 

11. Краснодарский край

31. Иркутская область

51. Новгородская область 

71. Костромская область

12. Самарская область

32. Ставропольский край

52. Пензенская область 

72. Чукотский АО 

13. Ленинградская область

33. Мурманская область 

53. Чувашия 

73. Республика Адыгея 

14. Челябинская область

34. Архангельская область

54. Тамбовская область 

74. Кабалдино-Калкарская Республика

15. Пермский край

35. Воронежская область

55. Рязанская область   

75. Еврейский АО 

16. Белгородская область

36. Приморский край

56. Камчатский край 

76. Карачаево-Черкесская Республика

17. Нижегородская область

37. Владимирская область

57. Брянская область 

77. Алтайский край 

18. Сахалинская область

38. Вологодская область

58. Республика Карелия 

78. Республика Тыва

19. Ростовская область

39. Тульская область

59. Республика Бурятия 

79. Республика Серверная Осетия

20. Оренбургская область

40. Алтайский край

60. Забайкальский край 

  80. Республика Калмыкия 



  81. Республика Ингушетия 


На первые 5 регионов (Москва, Санкт-Петербург, Ханты-Мансийский АО, Тюменская область, Ямало-Ненецкий АО) приходится около 40% отечественного ВВП, они являются основными донорами федерального бюджета, здесь формируется большая часть потребительского спроса и отсюда исходит основной экспортный поток страны (имеется в виду Тюменский регион). В этих же регионах работают или базируются большинство крупнейших корпораций страны, в том числе все основные российские монополисты. Обладая мощным ресурсным потенциалом, что определяет хорошие бюджетные, социальные и макроэкономические показатели, данные регионы имеют неоспоримое преимущество в уровне экономического развития. Правда, несмотря на общность этих регионов по принадлежности к первой пятерке рейтинга, они существенно различаются по качественным показателям своего развития.

Москва и Санкт-Петербург исторически на протяжении многих лет являются лидерами в области социально-экономического развития. Концентрация финансовых ресурсов, мощный кадровый потенциал, развитая инфраструктура, особый статус, конкурентоспособность и экспортный потенциал продукции создают предпосылки для высоких позиций этих субъектов РФ в рейтинге, причем с хорошим отрывом от других регионов.

Основным конкурентным преимуществом Ханты-Мансийского, Ямало-Ненецкого АО и Тюменской области является наличие значительных запасов углеводородного сырья. Ориентация Тюменского региона на добычу нефти и газа определяет его сильную зависимость от конъюнктуры и уровня спроса на внешнем рынке, а это, в свою очередь, есть не что иное как пресловутая зависимость от нефтяной иглы, от которой страна пытается избавиться, но пока прогресса не видно. Доля топливно-энергетических товаров в экспорте РФ выросла с 66,7% в 2009 году, до 67,5% в 2010 году. Примечательно, что это происходит на фоне снижения доли экспорта продукции машин, оборудования и транспортных средств. Их доля в 2010 году снизилась с 5,9% до 5,4%. Обрабатывающие сектора, определяющие технологический уровень промышленности, в нефтегазовых регионах не развиты, но это вопрос скорее не экономической политики, а географических условий. Тем не менее, Тюменские регионы занимают лидирующие позиции по объемам производства товаров и услуг на душу населения, по уровню жизни, инвестициям на душу населения, доле собственных доходов бюджетов. Добыча сырья - это не всегда только «насос и труба». Переработка добываемого сырья является одним из способов диверсификации экономик нефтегазовых регионов.

С этой точки зрения интересно рассмотреть первую тридцатку рейтинга (за исключением вышеназванных лидеров). Здесь также присутствуют регионы, богатые сырьем, но при этом имеющие развитый обрабатывающий сектор, в том числе переработку нефти и газа. Например, Башкортостан (9-е место) или Татарстан (10-е место). Экономики этих регионов также в немалой степени зависимы от добычи сырья, но это сырье на этих же территориях превращается в продукты высокого передела. Еще от советских времен эти регионы унаследовали мощный нефтеперерабатывающий и нефтехимический кластер, который сейчас становится одним из важнейших объектов инвестиций. Сюда же можно отнести Сахалинскую область, которая еще совсем недавно была исключительно сырьевой, но в 2009 году здесь был запущен в эксплуатацию газоперерабатывающий завод, что сразу расширило экспортные возможности региона.

Большинство других регионов, представляющих первую тридцатку рейтинга, не имеют богатых сырьевых ресурсов, и их вклад в ВВП страны скромнее, чем нефтегазодобывающих регионов вместе с Москвой и Санкт-Петербургом, но важно то, что именно они представляют ту Россию, от которой ожидают технологического прорыва и успехов в области модернизации и инноваций. Их экономическая структура отличается диверсифицированностью, причем с креном в сторону обрабатывающего сектора. Можно взять несколько характерных примеров. Так, Калужская область, занявшая 28-место в рейтинге, показала довольно неплохой результат для среднего по величине региона, не обладающего природными ресурсами. Такой результат стал возможным благодаря политике руководства региона, направленной на активное привлечение инвестиций и, что самое главное, на создание необходимых условий для развития бизнеса. Как следствие - Калужская область постепенно превратилась в настоящий автомобилестроительный кластер страны. Несколько хуже обстоят дела с бюджетом региона в части долговой нагрузки, но активное развитие региональной инфраструктуры в условиях роста инвестиционного интереса по-другому и невозможно. По сходному пути сейчас развивается Владимирская область (37-е место), также не обладающая преимуществами природного характера, но добившаяся успеха в развитии за счет привлечения иностранных инвесторов (производство бытовой техники). Если не считать Москвы и Московской области, то Калужская и Владимирская области сейчас находятся в авангарде Центральной России, которая в целом представлена в рейтинге довольно слабо (из регионов ЦФО только 5 вошли в первую тридцатку). Еще более интенсивное привлечение инвесторов наблюдается в Ленинградской области (13-место), где построили свои заводы крупнейшие мировые компании

Роль иностранных компаний в создании благоприятных условий для развития регионов нельзя преувеличивать. К примеру, вышеназванные Татарстан и Башкортостан интенсивно развиваются за счет как отечественных, так и иностранных инвестиций. Высокие позиции Краснодарского края (11 место) в рейтинге также во многом связаны с особым вниманием к нему российских инвесторов, в том числе и государства в рамках предстоящей олимпиады 2014 года. Реализация масштабных проектов стимулировала бурное развитие экономических процессов, что, вкупе с устойчивыми позициями региона по уровню развития промышленности и транспортной инфраструктуры, определило его место среди других регионов-лидеров. В Самарской области (12-место) наряду с привлечением иностранного капитала в автомобилестроительный сектор успешно развивают нефтехимию и агропищевой сектор. Высокая инвестиционная активность наблюдается в Челябинской области (14-е место), где комбинаты ММК и ЧТПЗ запустили новые прокатные станы - уникальные в своем роде. В Нижегородской области развивается сразу несколько направлений в обрабатывающем секторе: автомобилестроительный, химический, деревообрабатывающий и др. Если говорить о металлургии, то нельзя не упомянуть Липецкую область (25-е место), где находится один из самых технологически совершенных металлургических комбинатов, и одновременно с этим развивается кластер производства зарубежных марок бытовой техники. Большое внимание в регионе уделяется также развитию переработки сельскохозяйственной продукции.

Еще один фактор, который помогает активизировать экономическое развитие регионов - это стимулирование развития частного предпринимательства. Например, вышеназванная Владимирская область является одним из лидеров в России по развитию малого бизнеса, о чем свидетельствует рейтинг регионов по уровню развития малого и среднего бизнеса. Впрочем, развитие малого бизнеса благополучно сказывается на экономике практически всех регионов, которые сосредоточены в первой тридцатке, но, как показали результаты рейтинга, это условие не является достаточным, и имеют место исключения. Например, есть регионы, которые по степени развития малого бизнеса занимают высокие позиции, но в рейтинге социально-экономического развития регионов занимают далеко не ведущие места. Это связано с тем, что в ряде регионов развитие малого бизнеса определяется не высоким уровнем деловой активности, а отсутствием широких возможностей найти работу в крупных предприятиях вследствие их слабого финансового положения.

В нижней части рейтинга сосредоточены почти все субъекты РФ из Северного Кавказа. В числе субъектов РФ, занявших 10 последних мест, 4 региона из Северо-Кавказского федерального округа и 2 из Южного федерального округа. Это проблема давняя, болезненная и пока, по всей видимости, не нашедшая должного решения. При этом потенциал в республиках довольно большой - здесь есть и минеральные, и трудовые ресурсы, да и инфраструктура во многих этих регионах развита не хуже, чем в целом ряде других субъектов федерации. Поэтому возможности для развития Северного Кавказа есть, и довольно значительные, но для их полной реализации потребуются немалые усилия, причем не только материальные.

              ***                                               ***                                                         ***        

СОСТОЯНИЕ БЫТОВОЙ КОРРУПЦИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ  

КОЛЛИЧЕСТВЕННЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ БЫТОВОЙ КОРРУПЦИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Проведенное исследование позволяет описать и оценить масштабы бытовой коррупции в Российской Федерации с помощью набора взаимосвязанных индикаторов, предназначенных как для мониторинга коррупции в стране в целом,  так и для сопоставления положения дел и динамики коррупционных процессов в различныхрегионах, а также в сферах взаимодействия граждан с органами публичной власти.

Коррупционный охват -  доля респондентов (%),  заявивших,  что при обращениив государственные учреждения или органы власти они хотя бы раз попадалив коррупционную ситуацию,  то есть в такую ситуацию,  когда,  по их ощущению, «возникала необходимость»  прибегнуть к «неформальному вознаграждению,  подарку, взятке» -  независимо от того,  использовали ли они этот способ «стимулирования» контрагента. Показатель рассчитывается от числа респондентов,  обращавшихсяв государственные учреждения. Согласно данным опроса, его значение сейчас составляет 51%,  то есть примерно половине граждан Российской Федерации,  общавшихся спредставителями государства,  хотя бы раз доводилось делать выбор:  вступать или невступать в коррупционные отношения с последними. Риск коррупции -  доля респондентов (%), попавших в коррупционную ситуациюпри последнем по времени взаимодействии с представителем государства. Соответствующим образом оценили последний такой эпизод 29% посещавших государственные учреждения или органы власти.   

Готовность давать взятки - доля респондентов (%), давших взятку в последней по времени коррупционной ситуации. Этот показатель составляет 47% - то есть, согласнорезультатам опроса,  взятки даются почти в половине случаев,  в которых,  по мнениюреспондентов,  от них ожидается неформальное вознаграждение.  Однако следуетучитывать, что данный индикатор, скорее всего, «занижает»  реальный масштаб явления. Вряд ли все участники опроса,  дающие взятки,  готовы признаваться в этом -  ведь речьидет о серьезном, наказуемом правонарушении. Вместе с тем, когда респондент оцениваетситуацию своего последнего по времени взаимодействия с представителем государства как коррупционную или некоррупционную,  у него нет особых оснований скрывать что-либо от интервьюера:  тут он,  по существу,  свидетельствует не о своем поведении, а о поведении своего контрагента.  Следовательно,  интерпретируя значения этогоиндикатора,  надо исходить из того,  что фактически он характеризует нижний пределготовности давать взятки - иначе говоря, опрос показывает, что не менее 47% россиянв соответствующей ситуации прибегают сейчас к этому средству. Интенсивность коррупции - среднее число взяток в год, приходящихся на одноговзяткодателя. Согласно расчетам,  произведенным на основе данных последнего опроса, это число - 0, 761.

Средний размер взятки (руб.) -  значение,  получаемое усреднением размероввзяток без учета заданного числа самых больших и самых мелких взяток;  отсечениепоследних обеспечивает робастность (устойчивость) значений индикатора. Рассчитанныйтаким образом средний размер взятки в 2010 году составил 5285 руб.

Средний нормированный размер взятки (%) - средний размер взятки, отнесенныйк величине среднегодового месячного подушевого дохода. Исходя из прогноза последнегопоказателя на 2010 г., значение этого индикатора - 93%. 

Среднегодовой коррупционный взнос (руб.) -  среднегодовые затраты на взятки одного взяткодателя.  Рассчитывается как произведение интенсивности коррупциина средний размер взятки и составляет 4022 руб. 

Объем рынка бытовой коррупции (руб.) -  сумма взяток,  выплаченных гражданами за год.  Согласно проведенным расчетам,  в течение 2010  г. граждане Российской Федерации заплатили в виде взяток не менее 164 млрд руб. 

Нормированный объем рынка бытовой коррупции (%) -  объем рынка бытовойкоррупции, отнесенный к величине ВВП. В расчете на объем ВВП 2009 г. этот показательсоставляет 0,42%.

Таким образом,  полученные данные свидетельствуют о тенденции к «сжатию» рынка бытовой коррупции.  Снижается как готовность давать взятки, так иинтенсивность коррупции. После 2005 г. сократился и риск коррупции - то есть граждане Российской Федерации в настоящее время не только реже дают взятки,  оказываясь вкоррупционных ситуациях,  но и реже в такие ситуации попадают.

В итоге взяток становится меньше:  годовое количество коррупционных сделок,  согласно проведенным расчетам,  сократилось с 2005  г.  с 46  до 31  млн.  И хотя средний размер взятки увеличивается (рост этого показателя немного обгоняет темп инфляции), нормированный объем рынка бытовой коррупции сократился за пять лет почти в полтора раза. Вероятно, вкакой-то мере такая динамика обусловлена начавшейся антикоррупционной кампаниейили,  во всяком случае,  постоянным присутствием соответствующей проблематики впубличном пространстве. 

Сопоставить ситуацию с коррупцией в различных федеральных округах можно при помощи обобщенного индекса уровня бытовой коррупции,  который строится по четырем показателям:   
- коррупционный охват
- готовность давать взятку  
- интенсивность коррупции  
- средний размер взятки  

Наибольший масштаб коррупции наблюдается в Южном федеральном округе.  За ним следуют Северо-Кавказский и Центральный федеральные округа,  где значения обобщенного индекса также существенно выше, нежели в остальных федеральных округах, которые, в свою очередь, отличаются друг отдруга не столь сильно. Следует отметить,  что за общими для федеральных округов значениями индекса скрываются сильнейшие межрегиональные контрасты.  

ПРАКТИКА И ПРИЧИНЫ БЫТОВОЙ КОРРУПЦИИ

Коррупционное поведение взяткодателей необходимо рассматривать в нескольких аспектах.  Прежде всего следует обратить внимание на то, что практически половина давших взятку граждан Российской Федерации (49%)  еще до вступления в контакт спредставителем публичной власти знали,  что решение их проблемы предполагает неформальное вознаграждение.  Данная интерпретация,  безусловно, доминирует,  что свидетельствует о высокой степени институционализации бытовой коррупции. Вместе с тем число дающих такой ответ постепенно снижается, тогда как доля ситуаций,  когда инициатива принадлежит контрагенту -  то есть,  по существу,  случаев прямого или завуалированного вымогательства, - возрастает.  

Причины, по которым респонденты дали взятки  при попадании в коррупционную ситуацию.  Одновременно растет и доля ситуаций,  когда взятка дается представителю публичной власти за выполнение им своих регламентных обязанностей. Это принципиальный момент:  если потребитель услуги претендует на ускоренное решениесвоей проблемы,  пытается добиться более внимательного,  ответственного отношения кней или стремится избежать определенных трудностей (что в ряде случаев может означатьи попытку так или иначе обойти требования законодательства Российской Федерации), то инициатива вступления в коррупционные отношения с высокой степенью вероятности может принадлежать ему.  В случае же если взятки даются за то,  что непосредственновходит в служебные обязанности представителя публичной власти,  инициатором, как правило, оказывается именно представитель публичной власти.  

Если количество взяток несколько уменьшается,  но их размеры растут,  если доля рутинных поборов, неизбежность которых для потребителя очевидна,  снижается,  и это компенсируетсяусилением вымогательства со стороны представителей публичной власти,  то растет изаинтересованность последних в том,  чтобы результат удовлетворил потребителя:  во-первых -  из соображений безопасности,  во-вторых -  в целях закрепления и расширенияподобной практики.  Еще один аспект функционирования рынка коррупции связан состепенью информированности потенциальных взяткодателей о расценках насоответствующие «услуги».  Чем выше такая информированность,  тем болееинституционализированной является бытовая коррупция. И напротив, чем больше в этомвопросе неопределенности (а следовательно,  вероятности торга между заинтересованными сторонами или срыва коррупционных сделок),  тем менее она институционализирована.  Результаты исследования свидетельствуют о высокой степен иинституционализации бытовой коррупции:  две трети респондентов,  давших взятку, достаточно четко представляли, какие расходы им предстоят (32% респондентов величина взятки была «полностью ясна», 34% - «практически ясна»), треть - пребывали в полномили частичном неведении (21% - «не очень ясна», 12% - «совсем не ясна»).

Следует рассмотреть мотивы граждан Российской Федерации,  отказывающихся в коррупционной ситуации от дачи взятки.  Рассматривая их, следует иметь в виду, что респондентов просили назвать одну, главную причину -  и это оправдано в методическом отношении,  поскольку такоеограничение позволяет четче представить структуру мотивов некоррупционного поведения, снизить удельный вес декларативных, «социально одобряемых» ответов. Но вреальности граждане Российской Федерации,  как правило,  руководствуются не одним соображением, а тем или иным сочетанием нескольких мотивов.  

Среди причин отказа от дачи взятки доминируют три:   

1) способность решить проблему без применения этого средства,  
2) отсутствие финансовой возможности,
3) принципиальное неприятие коррупции

Доля респондентов,  указывающих на отсутствие финансовой возможности,  практически не меняется,  что свидетельствует об адекватном рыночном поведении поставщиков коррупционных услуг:  в бытовой коррупции циркулируют равновесные -  и,  как показано выше,  известные большинству потенциальных потребителей - цены. Обращает на себя внимание неуклонное снижение доли граждан Российской Федерации, ссылающихся на некомпетентность, неумение «договариваться» с взяткополучателями - сейчас этот мотив в качестве основного называют лишь 9% отказавшихся от дачи взятки.  Это,  как истабильность доли ссылок на отсутствие финансовой возможности,  лишний разподтверждает вывод о высокой степени институционализации бытовой коррупции. Последняя стала неотъемлемой частью повседневной жизни граждан Российской Федерации,  и даже те,  
кто не дает взятки,  как правило,  имеют достаточно адекватное представление об алгоритмах коррупционного поведения, «тарифах»  и «правилах поведения»  в процессе коррупционного взаимодействия с представителями публичной власти. Примерно четверть респондентов от числа не дающих взятки объясняет это тем, что может добиться решения проблемы иначе.  Следует отметить,  что респондентов, побывавших в коррупционной ситуации и не давших при этом взятки, отдельно спрашивали, удалось ли им решить те проблемы, которые привели их в государственные учреждения.  И две трети таких респондентов (68%)  ответили на данный вопрос утвердительно (32% отказались от попыток решить соответствующие проблемы). 

Представляется,  что способность или неспособность решить ту или иную конкретную проблему без коррупционной сделки не зависит от мотивации отказа от дачи взятки.  Треть респондентов, не давших взятки, объясняют это неприятием коррупционных сделок:  чаще -  по принципиальным соображениям (23%),  реже -  в силу брезгливости (11%). Следует отметить, что эти показатели довольно стабильны. Также необходимо обратить внимание на то, что всего 1% опрошенных ссылаются на страх наказания. Уровень латентности преступлений,  связанный с коррупцией, настолько высок,  что вероятность наказания за участие в коррупционной сделке представляется респондентам ничтожной.  

ДИНАМИКА КОРРУПЦИИ В ОЦЕНКАХ ГРАЖДАН РФ   

В ходе опроса была предпринята попытка выяснить, как, по ощущениям граждан Российской Федерации, меняются масштабы коррупции в последнее время. Респондентамбыли заданы 16  вопросов о том,  больше или меньше стало в последние два года коррупции в отдельных учреждениях и обстоятельствах повседневной жизни  (на различных рынках публичных услуг), причем эти вопросы сопровождались просьбойсудить по собственному опыту,  а также опыту «близких,  знакомых,  по рассказамокружающих».  Очевидно,  что таким образом -  как и любым другим - невозможнополностью «отсечь»  воздействие информационного фона на оценки респондентов: средства массовой информации уделяют данной проблематике значительное внимание иосвещают ее в различных жанрах - от новостных программ до развлекательных передач. Вместе с тем инструментарий исследования был «настроен»  с таким расчетом,  чтобы минимизировать влияние этого фона и в максимально возможной степени сориентироватьучастников опроса на рефлексию по поводу фактов, известных им из бытовой практики.  Значительная часть опрошенных (от 41  до 51%)  отметила,  что ситуация скоррупцией в соответствующей сфере не изменилась,  и многие респонденты (от 20  до 42%) затруднились с ответом. Представляется, что не все респонденты могут судить пособственному опыту или опыту своего окружения о масштабах коррупции, к примеру, вдошкольных учреждениях или в сфере регистрации сделок с недвижимостью, а тем болеео том,  как в последние два года изменилась ситуация в соответствующих областях. Следует учесть,  что в содержательном плане ответы «ситуация не изменилась»  и«затрудняюсь ответить» здесь довольно близки: респондента спрашивают об измененияхв уровне коррупции -  и когда он не видит оснований говорить ни о ее росте,  ни оснижении,  у него остается выбор между этими вариантами ответа.  Если респондентсчитает себя совсем неосведомленным, в большинстве случаев он уйдет от ответа, если жесчитает,  что до какой-то степени владеет информацией, -  вероятнее всего отметит,  чтоситуация неизменна. Но грань между этими позициями достаточно тонка, условна. Наибольшего же внимания заслуживают ииндикаторы роста коррупциидля каждой «проблемной зоны»,  вычисляемые как разность долей респондентов, заявивших,  что «коррупции стало больше»  и «коррупции стало меньше». В большинстве случаев преобладает мнение о росте масштабов коррупции; более всего -  в системе высшего образования и органах,  ответственных за безопасность дорожного движения. Мнение о снижении коррупции преобладает лишь применительно к двум взаимосвязанным сферам взаимодействия органов публичной власти с гражданами Российской Федерации: оформлению и перерасчету пенсий и социальных выплат.  

ЭФФЕКТИВНОСТЬ МЕР ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ КОРРУПЦИИ

В целях исследования оценки гражданами Российской Федерации эффективности мер,  направленных на противодействие коррупции,  прежде всего,  представляется целесообразным выяснить степень их осведомленности о предпринимаемых мерах попротиводействию коррупции. Постоянно следят за информацией по данному вопросу 9%  участников опроса,  и еще треть считают себя осведомленными,  хотя и непроявляют к сообщениям об антикоррупционных мерах федеральных государственных органов повышенного внимания.  При этом каждый пятый решительно заявляет о своем полном неведении.  

Коррупция

ОСВЕДОМЛЕННОСТЬ О МЕРАХ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ

Участников опроса попросили также оценить интенсивность усилий федеральныхгосударственных органов в сфере противодействия коррупции. Эта просьба была адресована 77% респондентов:  заявивших,  что им ничего не известно о мерах, принимаемых органами власти (20%),  как и затруднившихся ответить насоответствующий вопрос (еще 3%) об этом не спрашивали.  Только 4%  опрошенных ответили, что органы власти делают все возможное, и еще 9% - что они делают много. Большинство же тех, кому данный вопрос задавался - 40% от всех опрошенных, - полагают, что органы власти мало делают в сфере противодействиякоррупции.  При этом 19%  респондентов заявили,  что органы власти вообще ничего непредпринимают в этом направлении (5% с ответом затруднились). Участников опроса,  полагающих,  что федеральные органы государственной власти предпринимают те или иные усилия в сфере противодействия коррупции (58%  от всех опрошенных),  спросили также об эффективности этих действий.  Признали антикоррупционные меры федеральных органов государственной власти успешными 12% опрошенных, безуспешными -  в три с половиной раза больше: 42% (прочие с ответом затруднились). 

ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ МНЕНИЙ ОТНОСИТЕЛЬНО ВОЗМОЖНОСТЕЙ РУКОВОДСТВА СУБЪЕКТОВ РФ   

Итак, в целом 29% граждан Российской Федерации в настоящее время полагают, что руководство их субъекта Российской Федерации стремится бороться с коррупцией,  а вдвое больше, 59%, -  что оно к этому не стремится. В наибольшей степени убеждены в антикоррупционной политике руководства субъектов Российской Федерации население Ханты-Мансийского АО (50%), Республики Башкортостан (49%), Чувашской Республики (46%),  Кемеровской области (45%),  Краснодарского края (42%),  Костромской (41%)  и Калужской (40%)  областей,  республик Хакасия и Марий Эл (по 39%),  Челябинской, Оренбургской и Еврейской автономной областей (по 38%).  Реже всего -  жители Калининградской области (9%), Мордовии (10%), Камчатского края (11%). За два с половиной года,  прошедших со времени проведения аналогичного опроса,  в целом по стране доля полагающих,  что руководство субъектов Российской Федерациинамерено противостоять коррупции,  выросла с 25  до 29%,  хотя этот рост и несопровождался сокращением доли сторонников противоположного мнения:  снизилась доля затрудняющихся с ответом, что свидетельствует об актуализации проблем борьбы скоррупцией в публичной сфере и в общественном мнении.  При этом в подавляющем большинстве регионов этот показатель изменился в ту или иную сторону не очень значительно -  в пределах статистической погрешности или чуть сильнее.  Но кое-гдепроизошли ощутимые сдвиги,  свидетельствующие о существенных изменениях вобщественном мнении.  В 9 субъектах Российской Федерации доля опрошенных,  полагающих,  чторуководство субъектов Российской Федерации намерено бороться с коррупцией, выросла более чем на 12 п. В некоторых случаях это связано со сменой руководителей субъектов Российской Федерации, но, как следует из списка, не во всех.  

БЫТОВАЯ КОРРУПЦИЯ НА РАЗЛИЧНЫХ РЫНКАХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ УСЛУГ

В разных сферах взаимодействия государства с гражданами коррупция распространяется неодинаково;  различаются масштабы,  векторы коррупционных процессов,  формирующиеся коррупционные практики обладают той или иной спецификой.  В ходе опроса выявлялись параметры бытовой коррупции на 16  рынках более или менее «массовых»  государственных услуг -  предоставляемых значительной части граждан Российской Федерации.  Именно в этих сферах,  как известно из проведенных ранее исследований, происходит подавляющее большинство коррупционных сделок. Как ранее отмечалось,  в целом по выборке риск коррупции составляет 29%, готовность давать взятки - 47%. Что касается годового объема рынка бытовой коррупции, он составляет 164 221  млн руб.  (в среднем на один специальный, «отраслевой»  рынокприходится 10 264 млн руб.). Сопоставим значения соответствующих характеристик на различных рынкахбытовой коррупции. Чаще всего граждане Российской Федерации оказываются в коррупционных ситуациях,  когда имеют дело с автоинспекторами (риск коррупции - 52%).  Но,  как выясняется, практически также часто граждане Российской Федерации рискуют оказатьсяв коррупционной ситуации в дошкольных учреждениях (51%),  третье место по данномукритерию занимает высшая школа (46%).  Более двух третей коррупционных ситуаций, возникающих при контактах граждан Российской Федерации с автоинспекцией, разрешаются при посредстве взяток (69%), и поданному параметру этот рынок коррупции заметно опережает все прочие. Тем не менее, еще в двух сферах взятки даются в абсолютном большинстве коррупционных ситуаций:  в вузах (55%) и в медицинских учреждениях (54%).  

Что касается годового объема рынка коррупции,  то здесь,  как показываютрезультаты исследования, выделяется сфера бесплатных медицинских услуг.  Следует отметить,  что это обусловлено,  прежде всего,  чрезвычайно высоким уровнем контактов граждан с системой здравоохранения в общем числе случаев их обращений в государственные учреждения:  по данным опроса, 37% таких обращений приходится именно на медицинские учреждения (для сравнения:  на три сферы,  делящие по этому показателю 2-4-е места - услуги по ремонту и эксплуатации жилья,  урегулирование отношений с автоинспекцией и оформление социальных выплат, -  приходится по 7% обращений). При этом средний размер взятки в медицинской сфере - 3476 руб. - не оченьвелик: во всяком случае,  он заметно ниже среднего показателя по всему рынку бытовойкоррупции (напомним, 5285 руб.). Второе место по годовому объему рынка коррупции принадлежит автоинспекции. В этой области,  стоит отметить,  средний размер взятки еще ниже (2445  руб.),  и стользначительный объем рынка обеспечивается главным образом благодаря их чрезвычайновысокому уровню готовности давать взятки.  Третье место по суммарному объему полученных взяток принадлежит сотрудникам высшей школы,  четвертое -  сотрудникам милиции (средние размеры взяток на этих рынках велики и практически одинаковы - 12 909  и 12 571  руб.  соответственно).  Замыкает группу рынков с высоким годовым объемом коррупции (5-е место)  система дошкольных учреждений,  которая по этому показателю почти втрое опережает занимающую следующее место судебную систему. 

Обратим внимание на наиболее существенные тенденции на «отраслевых» рынках коррупции,  фиксируемые при сравнении сегодняшних данных с результатамиисследования 2005  года.  Прежде всего надо отметить,  что на нескольких рынкахпроизошло весьма существенное снижение риска коррупции -  в сфере призывана военную службу (с 58  до 40%),  при обращении в милицию (с 40  до 26%), в медицинские учреждения (с 38  до 26%),  при получении регистрации по месту жительства,  паспортов и т. д. (с 33  до 23%).  Довольно существенно -  на 7-9  п.п. - сократился этот риск и применительно к обращениям в суд, контактам с автоинспекцией, к регистрации сделок с недвижимостью и оформлению земельных участков. При этом существенный сдвиг в противоположном направлении отмечен всего лишь в одной сфере: в ситуациях, связанных с получением работы или продвижением по службе, риск коррупции вырос с 29 до 39%. Представляется совершенно очевидным, что это -  следствие недавнего экономического кризиса.  В 2008  г.  ситуация на рынке труда радикально ухудшилась,  и обострение конкуренции за рабочие места вызвало рост коррупции в данной сфере. 

Не менее впечатляющие перемены произошли на ряде рынков коррупциии в показателях готовности давать взятку.  Такая готовность практически вдвоесократилась в сфере призыва на военную службу (с 63  до 33%) -  тут в качествевозможного объяснения могут фигурировать институциональные изменения и, 28в частности, сокращение службы по призыву, а также при обращении в милицию (с 55 до28%). Намного реже граждане стали давать взятки, попадая в коррупционные ситуации в дошкольных учреждениях (снижение с 68  до 42%),  в школах (с 61  до 50%), при обращении в суд (с 44  до 30%),  при попытках приобрести земельный участок (с 51  до 38%) или оформить право на жилплощадь (с 42 до 31%).  Ощутимо выросла готовность к даче взятки лишь в одной сфере -  в областипенсионных услуг (с 17  до 35%). Можно предположить,  что это связано с достижениемпенсионного возраста представителями поколения,  гораздо более знакомогос проявлением коррупции7. Обратимся к динамике показателей,  характеризующих годовые объемы«отраслевых»  рынков коррупции.  Самые кардинальные изменения обнаруживаются всфере обеспечения безопасности:  общая сумма взяток,  полученных за год от граждан сотрудниками милиции, выросла с 2005 г. почти в 13 раз - с 1265 млн. до 16211 млн. руб. Представляется,  что динамика изменений на этом рынке чрезвычайно убедительно подтверждает сказанное выше об общем векторе эволюции бытовой коррупции в Российской Федерации.  

Чиновники РФВ последние годы федеральные органы государственной власти неоднократно и жестко демонстрировали решимость бороться с коррупцией в правоохранительных органах,  довольно многие коррупционеры из числа как высокопоставленных,  так и рядовых сотрудников милиции были осуждены,  СМИ постоянно уделяли и уделяют этой тематике повышенное внимание. Вероятно, антикоррупционная кампания приносит результаты - вымогать и получать взятки сталоопаснее,  и происходит это в милиции значительно реже:  исходя из результатов исследования граждане Российской Федерации попадают в коррупционные ситуации вполтора раза реже (снижение риска коррупции с 40  до 26%),  а уже в таких ситуацияхплатят вдвое реже,  чем в 2005  г. (снижение готовности платить взятки с 55  до 28%). Причиной снижения этих показателей может являться тот факт,  что потенциальные взяткополучатели больше опасаются разоблачений и наказаний.  Исходя из этого можно предположить,  что сами коррупционные проявления стали в целом гораздо менее определенными и настойчивыми, вместо требований все чаще звучат намеки нажелательность «благодарности» -  и гражданам, соответственно,  оказывается легче отказываться от дачи взяток.  В пользу этого предположения говорит тот факт,  что респонденты сейчас гораздо реже,  чем в 2005  г., интерпретируют ситуации своего взаимодействия с представителями милиции как коррупционные.

Стоит отметить, что средний размер взятки в этой сфере сократился в полтора раза (с 2250 до 1583 руб.) - тогда как почти во всех сферах этот показатель заметно вырос. 29интенсивность вымогательства снизилась,  и эта тенденция,  вероятно,  проявляется и вситуациях, трактуемых все же как коррупционные. Оборотной стороной резкого снижения числа граждан,  дающих взяткисотрудникам органов внутренних дел,  стал значительный рост среднего размера взятки: (представители милиции с опаской вступают в коррупционные сделки и предпочитают делать это только за более крупные суммы): с 930 руб. в 2005 до 12571 руб. в 2010 году. Одновременно -  и в силу тех же причин -  выросла «интенсивность коррупции»: остерегаясь вступать в коррупционные сделки с новыми потенциальными взяткодателями, сотрудники милиции, видимо, проявляют повышенный интерес к лицам ранее связаннымс коррупционными проявлениями и чаще,  чем раньше,  обращаются к ним спредложениями,  от которых трудно отказаться. Соответственно наблюдается 13-кратныйрост годового объема рынка коррупции при сокращении числа граждан Российской Федерации,  участвующих в коррупционных отношениях на этом рынке. Причем следует учесть,  что помимо описанной причинно-следственной связи,  здесь прослеживается и иная: при многократном росте размеров взяток многие из тех, кто, обращаясь в милицию, при прежнем уровне взяток более активно их предлагали,  сейчас не располагают соответствующими средствами.  В четыре раза (с 3635  до 13 838  млн руб.)  вырос объем рынка коррупциив дошкольных учреждениях,  и произошло это также на фоне очень сильного сниженияколичества дающих взятки в коррупционных ситуациях (с 68  до 42%). Механизм тут вомногом схожий,  но дополнительным фактором,  стимулировавшим рост данного рынка, стал усилившийся дефицит мест в дошкольных учреждениях в ряде регионов страны. Средний размер взятки на этом рынке вырос в 4,5 раза: с 1824 до 8025 рублей. 

Объем рынка коррупции,  связанный с автоинспекцией,  вырос более чем втрое (с 7835  до 24436  млн руб.);  сейчас этот рынок вышел на второе место  (а в 2005 году занимал лишь 6-е место из 16 «отраслевых» рынков), уступая по величине только рынку коррупции в сфере медицинских услуг,  который,  в свою очередь,  вырос вдвое (с 17 145 до 35 295 млн руб.). Стоит отметить,  что у ГИБДД уровень коррупционных проявлений не стольснизился, как у иных подразделений милиции, в которые люди обращаются «за помощью и защитой»; соответственно,  здесь не было столь острой необходимости компенсировать«потери»  увеличением размеров взяток, и они выросли не так сильно - менее чем втрое. И если в 2005  г.  средний размер взяток в автоинспекции и при обращении в милицию за помощью был один одинаковым (920 и 930 руб. соответственно), то сейчас первый в пятеро ниже второго. Вместе с тем объемы некоторых рынков коррупции заметно снизились.  Это касается оформления права на жилплощадь (в 3,1 раза) и земельные участки (в 4,3 раза), средней школы (снижение в 2,3 раза), регистрации сделок с недвижимостью (в 2,2 раза), обращений к судебной системе (в 1,8  раз)  и т. д.  

Оценивая эти данные,  следует иметь в виду,  что они приводятся в абсолютных цифрах, -  с поправкой на инфляцию речь должна идти о еще более значительном сокращении объемов соответствующих рынков. Но также можно предположить,  что с развитием рынка посреднических услуг для этих сфер коррупционные схемы воспроизводятся через посредников, и граждане не участвует в таких отношениях напрямую. Но самое впечатляющее сокращение объема коррупционного рынка -  в сфере призыва на военную службу:  в 7,2  раза -  с 15117  млн руб. (3-е место среди всех«отраслевых» рынков коррупции) до 2090 млн руб. (10-е место). При этом средний размер взятки за 5  лет здесь изменился несильно (он вырос на четверть),  и сокращение объемарынка достигнуто за счет того,  что люди стали намного реже обращаться в военкоматыпо соответствующим вопросам, реже попадать в коррупционные ситуации при обращениив эти учреждения и реже платить взятки при попадании в такие ситуации.  

Источник: Минэкономразвития России

"Благосостояние государства обеспечивают не те деньги, которые оно ежегодно 
отпускает чиновникам, а те, что оно ежегодно оставляет в карманах граждан".
И. Этвеш